Без Киркорова и Баскова. Главред «Радио Шансон» — о выборе исполнителей. Рустем Ахметшин: «Для нас очень важно то, как наша аудитория воспринимает исполнителя».


Главный редактор «Радио Шансон» Рустем Ахметшин рассказал АиФ.ru, как в одном эфире уживаются Скляр, Сукачев и Шуфутинский, почему шансон — это музыка взрослых, а также почему Баскова и Киркорова никогда не будет в эфире станции.
Владимир Полупанов, АиФ.ru: Рустем, вы 11 лет работаете на «Радио Шансон». Можете рассказать, что и как менялось на станции за эти годы? Я говорю не про штатное расписание, а про наполнение.
Рустем Ахметшин: На самом деле за тем, что происходит на «Радио Шансон» я наблюдаю с начала 2000-х, надо сказать, что за эти годы станция кардинально менялась не раз. И если с самого начала в эфире «крутили», в основном, песни с уклоном в то, что называется «блатняком», то к 2008 году, в музыкальном наполнении радиостанции стало больше песен, соответствующих времени, как по звучанию, так и по содержанию. Во многом это связано с появлением таких артистов, как Григорий Лепс, Стас Михайлов, Елена Ваенга и ряда других. С 2015 мы проводили эксперименты в эфире. В итоге мы стали почти неотличимы от многих других радиостанций, которые играют русскую музыку. Мы и это поменяли. Могу сказать, что радиостанция опять «обрела свое лицо», и переключая радиоканалы, можно понять, что ты именно на «шансоне», а не на какой-то другой радиостанции с русской музыкой.
— В вашем хит-параде фигурируют артисты разноплановые. Условно говоря, стиль песни «Звезды на ладони» Виктора Королева — это популярное в 80-е «евродиско», песня группы «Антиреспект» «Тишины хочу» — это рэп, Тимур Шаов «Бросай курить» — кантри-блюз, Марина Клещева «Прощай, прощай», — бардовская песня, построенная на «блатных» аккордах, Александр Скляр — русский рок и т.д. Я так понимаю, что «Радио Шансон» в последние годы стало всеядным и крутит любую музыку, лишь бы она была на русском языке?
— Так можно было сказать про период «большого эксперимента», сейчас мы от этого уходим. Расскажу про каждого из артистов, кого вы упомянули. «Звезды на ладони» Виктора Королева можно отнести к «евродиско», но в ее основе лежит совершенно «шансонный» текст. И если мы посмотрим на раннее творчество исполнителя, там есть лирические баллады «Мама, помолись», «Крестик». С Катей Огонек они в свое время перепели дуэтом произведение из репертуара Аркадия Северного. Но да, у него есть целый пласт музыки «танцевального шансона», в котором работают и Алексей Брянцев, и Ирина Круг. Но мы понимаем, что есть такое понятие, как восприятие артиста, и вот Королева никак нельзя назвать поп-исполнителем. Песня «Тишины хочу» группы «Антиреспект» для нас была достаточно рискованным шагом. Эта песня с большим уклоном в рэп, но мелодически и текстово, она очень близка к шансону. Тимур Шаов сделал песню «Бросай курить» в стилистике кантри-блюза, но это абсолютно шансонная песня, и Тимур — наш исполнитель. Марина Клещева ярчайший представитель авторской песни с рассказом женщины о своей судьбе. А судьба у нее действительно очень сложная и удивительная, и то, как она перекладывает свою историю на музыку, заставляет нас ставить ее в эфир. Александр Ф Скляр перепел несколько песен Аркадия Северного, и сделал это так, как не смог никто другой. То же самое можно сказать и о Гарике Сукачеве, который эталонно исполнил шансонный хит «Я милого узнаю по походке». На мой взгляд, на нашей сцене нет артиста, который так бы донес эту песню. А послушайте, как клево группа «ЧайФ» исполнила старую каторжанскую песню «По диким степям Забайкалья»!
— Почему у вас тогда нет Киркорова и Баскова? По какой причине вы игнорируете их творчество? Им же обидно. Песни Стаса Михайлова есть, а их песен нет. Хотя они ничем не хуже.
— Я вам больше скажу, и у Киркорова, и у Баскова есть в репертуаре совершенно шансонные вещи. Но их нет в нашем эфире, просто потому, что у каждого из этих артистов есть свой имидж, который формирует представления публики. И, к сожалению, люди, которые нас слушают, не воспримут в нашем эфире ни Киркорова, ни Баскова. А для нас очень важно то, как наша аудитория воспринимает исполнителя. Я не говорю, что у них плохой имидж, они просто никак не пересекаются с нашей радиостанцией и аудиторией.
— Собственно, что такое в вашем понимание шансон сегодня? Предыдущий руководитель Андрей Неклюдов, при котором мне даже довелось недолго поработать на вашей радиостанции, говорил, что в его понимании шансон — это «музыка вокруг стихов». Довольно туманное определение. А песня «Для меня нет тебя прекрасней» Юрия Антонова или «Я люблю тебя — это здорово» Носкова — это разве не музыка вокруг стихов?
— Фраза «Музыка вокруг стихов» была слоганом в течение долгого времени, но мы сознательно отказались от него потому, что он совершенно не определяет ту музыку, которая относится к шансону. Я бы вообще не стал выделять шансон в отдельный жанр. Для себя мы определяем шансон, как стилистическое направление русской музыки, если хотите, совокупность жанров, которых объединяет смысловое наполнение и мелодическая основа. Тут, наверное, можно провести параллели с блюзом в Америке. Блюз же зарождался как афро-американская музыка угнетенных людей, которые мечтают о свободе. Если вы послушаете ранние вещи Биби Кинга, Бадди Гая, Мадди Уотерса — это все о том, грубо говоря, что все страдают, все очень плохо и хочется свободы. Сейчас блюз стал совсем другим, и это одно из самых популярных направлений в Америке. Точно также и шансон у нас — это одно из самых популярных направлений в нашей стране, но нельзя вывести четкую формулу, что шансон — это Михаил Шуфутинский, Александр Розенбаум и все, что похоже на них — ни в коем случае!
— Все ли новые песни корифеев этого жанра, таких как Михаил Шуфутинский, Александр Розенбаум и т.д. попадают к вам эфир? Или вы им можете отказать?
— Когда нам приносят песни эти артисты — это всегда большое событие. И я, честно говоря, еще не слышал ни одной их песни, которые не захотел бы поставить в эфир. И если бы все артисты так делали, мы бы не знали проблем с поиском новой музыки. Но, бывает, что и корифеям отказываем. А бывает, нам присылают материал, который нам нравится, но не подходит по ряду признаков, тогда мы просим артистов переделать трек специально для нас. Так было с песней «Река» Светланы Сургановой, которую взяли многие радиостанции. В итоге эта песня заняла свое место в нашем эфире и очень нравится публике.
— Есть ли артисты, в раскрутке и карьере которых «Радио Шансон» сыграло ключевую роль? Имена, которые вы открыли широкому зрителю?
— Мы открыли Стаса Михайлова, Григория Лепса, Елену Ваенгу — всех этих артистов мы первыми включили в свой репертуар. Сейчас мы продолжаем свое дело первооткрывателей, и находим исполнителей, которые в будущем, как нам кажется, могут составить первый эшелон не только шансона, но и вообще российской эстрады. Упомянутая нами группа «Антиреспект» во всей линейке FM-диапазона, а это 52 радиостанции только в Москве, звучит только у нас, при этом, в интернет-пространстве они вообще везде в топе. Алена Петровская, которая когда-то работала с Еленой Ваенгой, теперь начала сольную карьеру, и мы считаем, что у этой артистки очень большое будущее. Ярослава Сумишевского, который уже сейчас собирает большие концертные площадки, тоже открыли мы. Инна Вальтер — артистка, которая звучит только в нашем эфире. А дебютировала, между прочим, на YouToube в прошлом году с песней «Дымом лечилась». Песня стала хитом, набрав 34 млн. просмотров. Stafford 63 — это артист, стилистически близкий к группе «Антиреспект», и если вы сейчас зайдете на Яндекс.Музыку, то увидите, что самый популярный трек в рубрике шансон — его дуэт с Яной Войновской «Ты мое». Для нашего направления очень важны молодые артисты, «поступление свежей крови», и мы взяли этот флаг в руки и идем в авангарде шансона, демонстрируя, что и молодые артисты могут пробиться в радиоэфир и на большую сцену.
— Обратил также внимание, что в ротации много песен, написанных на стихи Михаила Гуцериева. Ставит ли владелец станции условие, сколько песен с его текстами должно звучать в эфире, попадать в хит-парады? Влияет ли каким-нибудь образом на эфирную политику радиостанции?
— Лично мне никто таких условий не ставил. Песни в эфир мы отбираем на «худсовете», куда приглашаем коллег, продюсеров и артистов, и коллективно отбираем песни не на основании их авторства или личных вкусовых предпочтений, а на основании их уместности в нашем эфире. Могу сказать, что главный хит Виктора Королева «На белой карете», который в прошлом году «взорвал» наш эфир (теперь эту песню заводят и в ЗАГСах во время бракосочетания), стала свадебным гимном года, не потому, что текст написал Михаил Гуцериев, а потому что песня хорошая. Добавлю, что и Киркоров и Басков тоже поют песни Гуцериева, но они не звучат на «Радио Шансон». Мы выбираем песни, и если они подходят нам, то они звучат независимо от авторства.
— Впереди у радиостанции большое событие — церемония «Шансон года», которая должна состоятся 25 апреля. Не переносите ли вы его в связи с эпидемией коронавируса? И если шоу состоится в намеченный срок, чего ждать зрителям в этом году? Сильно ли изменился его формат?
— Пока ограничения на проведение массовых мероприятий в Москве действует до 10 апреля. Поэтому мы очень надеемся, что «Шансон Года» состоится в соответствии с запланированным графиком. В этом году «Радио Шансон» отмечает 20-летие. И мы, безусловно, готовим массу сюрпризов для наших зрителей. Есть у нас идея сделать микс, где будут и свежие хиты, и песни, которые вошли в золотой фонд русского шансона. С одной стороны мы не отходим от своих истоков, а с другой показываем, что мы меняемся, и шансон может быть модным.
— Какое место сегодня занимает «Радио Шансон» в рейтинге радиостанций? Что мешает вам, чтобы стать первыми?
— Когда меня назначили на пост главного редактора, «Радио Шансон» занимало 10-11 строчку. Сейчас мы входим в ТОП-5 музыкальных радиостанций по Москве. На самом деле, здесь очень много факторов. Не буду говорить о качестве самих исследований, но к нему очень много вопросов. Конкуренция стала очень высокой на радиорынке: за последние годы появились и другие радиостанции, которые также нацелены на нашу аудиторию, и которые пытаются походить на «Шансон». Возвращаясь в отрезок в 3-5 летней давности, можно сказать, «Радио Шансон» пыталось походить на другие радиостанции, поэтому мы очень резко начали терять рейтинги. Но за 1,5 года вернуться в ТОП-5 музыкальных станций — это большой прогресс.
— Что вы вообще думаете о состоянии популярной музыки в нашей стране и в мире? Сегодня песни стали сезонными, одноразовыми. Почему не рождаются такие творения, которые живут десятилетиями и их поет и знает вся страна. Я имею в виду песни, которые написаны такими мастерами, как Антонов, Паулс, Пахмутова, Тухманов и т.д.? Юрий Шевчук говорит, что «нетворческая атмосфера» в стране. Есть ли в его словах доля истины?
— На самом деле хорошие песни рождаются. И они являются отражением времени. Если же говорить о других «стильных-модных-молодежных» радиостанциях, то да, они делают акцент на сиюминутные хиты, которые сегодня появляются, а завтра о них забывают. Мы же сейчас выбираем ту музыку, которая, на наш взгляд, останется на многие годы. У того же Шевчука и сегодня рождаются хорошие песни, у Андрея Макаревича «Просыпается ветер» — песня с глубоким подтекстом, наверное, она не взорвет хит-парады, но я считаю, что это большая песня. «Тишины хочу» считаю поколенческой песней. «Дымом лечилась» — тоже не однодневная песня. Александр Маршал написал песню «Друзьям» — это уже сейчас можно вносить в разряд «золотые хиты».
— Шансон преимущественно поют и слушают люди в возрасте. Молодежь этот жанр не очень жалует. Почему шансон — это музыка пожилых?
— Есть некие стереотипы, возникшие не на пустом месте. Опять же, три года у нас в эфире звучало «махровое ретро», которое даже к шансону не всегда имеет отношение. Сейчас в нашей стране именно радио является тем источником, откуда аудитория узнает о новых артистах и трендах. И если жанровое радио, как «Радио Шансон» не открывает «шансонных» исполнителей, новых и молодых, конечно, будет казаться, что в шансоне ничего не происходит. Аудитория молодеет, потому что и артисты молодеют. Просто надо этим заниматься, искать исполнителей и новые песни. Ведь, никто из наших фреш-менов песни нам не присылал, я сам находил их в интернете.
Сначала они завоевали свою аудиторию там, а потом попали к нам в эфир. Начал просыпаться интерес к шансону, и это не только мое мнение… Я консультирую международный стриминговый сервис по части шансона, и сервис делает очень большую ставку на шансон. А стриминговые сервисы как разработают на более молодую аудиторию.

Новости OnAir.ru