Оперативники и будущие понятые дежурили возле дома Ивана Голунова несколько дней перед его задержанием. Краткий репортаж с заседания Мосгорсуда 3-го февраля .


3 февраля в Мосгорсуде прошло пятое заседание по делу в отношении оперативников УВД по Западному административному округу Москвы, которые летом 2019 года незаконно задержали спецкора «Медузы» Ивана Голунова и подбросили ему наркотики. Фигуранты дела Голунова — оперативники Роман Феофанов, Акбар Сергалиев, Денис Коновалов и Максим Уметбаев и их бывший начальник Игорь Ляховец. На этом заседании прокурор снова зачитывала фрагменты из материалов дела — в этот раз о том, что оперативники активно созванивались не только между собой, но и с теми, кто позже проходил по делу понятыми. А еще — о том как силовики (и — сюрприз — понятые) следили за домом Голунова накануне задержания. «Медуза» в кратком репортаже рассказывает о самых интересных эпизодах из представленных в среду материалов.
В этот раз заседание суда началось всего лишь с получасовым опозданием — в полдень. Его пришли послушать пятеро журналистов (включая корреспондента «Медузы»). Бывший оперативник УВД по ЗАО Денис Коновалов, который, предположительно, и подбросил наркотики Ивану Голунову, сел на лавку рядом со слушателями.
Вскоре после того, как летом 2019 года с Голунова сняли обвинения и начали расследование в отношении полицейских, Коновалов дал показания на своих коллег и начальника — за что был отпущен под домашний арест. В среду он наблюдал за происходящим, часто переводя взгляд: то на Голунова, то на прокурора, зачитывающую материалы дела, то себе под ноги. На бывших четверых коллег, сидящих в «аквариуме», он почти не смотрел — только мельком.
Во время перерыва Коновалов отходил ото всех подальше со своим адвокатом и шепотом что-то с ним обсуждал, озираясь, чтобы убедиться, что их не подслушивают. Оперативники Акбар Сергалиев, Роман Феофанов, Максим Уметбаев и их бывший начальник Игорь Ляховец сидели в «аквариуме» в футболках, иногда между собой переговариваясь и часто вдыхая побольше воздуха — в зале душно.
В течение нескольких часов прокурор Татьяна Паршинцева монотонно зачитывала описания видеозаписей с камер наружного наблюдения с таймкодами и рапорты, которые частично или полностью повторяли то, что уже было произнесено ею на других заседаниях — или даже на этом.
Паршинцева начала зачитывать материалы с «тома 18, листа дела 176». Сбивчиво и часто запинаясь, она рассказывала собравшимся, в какое время, сколько раз в день обвиняемые созванивались, сколько длились их разговоры. Оперативники созванивались очень часто и не только между собой: например, Ляховец и Коновалов созванивались с понятыми Сергеем Кузнецовым и Дмитрием Бокаревым до задержания Голунова и после, когда началась общественная поддержка Ивана («Вероятно, инструктировали», — заметил на это Голунов).
Паршинцева рассказывала об исследовании содержимого мобильных телефонов, изъятых у полицейских. Скажем, силовики состояли в чате «Год металлической крысы»: обсуждали бытовые вопросы, планы на Новый год, обменивались картинками и планировали встречи. Еще они общались в чате под названием «Группа захвата» — ее администратором был Игорь Ляховец. В ней сотрудники наркоконтроля обсуждали свое увольнение из полиции и уголовное дело против Голунова. Фигуранты дела также состояли в чате «Первый этаж». Максима Уметбаева там называли по кличке «Максюта», Романа Феофанова — «Ромарио», а Ляховец ласково называл их «детишками».
Базовые станции сотовой связи зафиксировали, что 4, 5 и 6 июня 2019 года бывшие полицейские в течение долгих периодов времени находились у станции метро «Новогиреево», недалеко от которой тогда жил спецкор «Медузы», а накануне задержания Голунова приходили непосредственно к его дому.
Вдобавок к этому прокурор зачитала протокол осмотра компакт-дисков с видеозаписями, полученных с уличных камер, из которого понятно, что Коновалов несколько дней следил за местом жительства Голунова. В дни перед задержанием к дому Голунова приезжал и Ляховец, который в это время якобы был в отпуске. По данным с камер, 4 июня 2019 года около дома Голунова практически весь день находился Дмитрий Бокарев (который позже станет понятым при задержании спецкора «Медузы»), а 5 июня весь день — с 8 утра до 10 вечера — около его дома был Сергей Кузнецов (еще один понятой).
Камеры наблюдения в районе, где жил Голунов, зафиксировали здесь и других бывших полицейских — Феофанова, Сергалиева и Уметбаева. Прокурор монотонно описывала места нахождения этих «абонентов», которые 4, 5 и 6 июня 2019 года оказывались возле дома Голунова. «Анализ местоположения абонента Феофанова за пятое июня фиксировался в 9 часов 18 минут, — зачитывает прокурор. — В 9 часов 24 минуты, 12 часов 22 минуты, 14 часов 03 минуты, 14 часов 26 минут, 14 часов 44 минуты, 16 часов 41 минута, 18 часов 7 минут…»
Так она зачитывала информацию по каждому фигуранту, каждый раз называя номера телефонов полицейских, которые «зафиксировались» у дома Голунова. За словами прокурора старались следить Голунов (он постоянно что-то конспектировал) и его адвокат из «Правозащиты Открытки» Сергей Бадамшин (когда прокурор сбивалась и теряла место, на котором прервалась, сидящий рядом с ней защитник Голунова помогал ей, указывая нужное место на листе бумаги).
В 15:45 судья прервал прокурора, которая начала зачитывать информацию из очередного ходатайства, заявив, что все это уже было неоднократно ей представлено.
Следующее судебное заседание суд назначил на 5 февраля 11:30.

Новости OnAir.ru