Радио «Орфей» запустит свою видеоплатформу. На этой платформе будут размещены ноты, которые на данный момент разрешены к публичному доступу.


В сентябре радио классической музыки «Орфей» отметит тридцатилетие премьерой собственной видеоплатформы. О том, зачем идти меломану в интернет, какие произведения пишут современные композиторы и как не бояться классики, «РГ» поговорила с генеральным директором Российского государственного музыкального телерадиоцентра «Орфей» Ириной Герасимовой.
15 лет назад меломаны боялись потерять «Орфей» из-за смены формата. Вопреки всему радиостанция жива. Перемены были необходимы?
Ирина Герасимова: За эти пятнадцать лет «Орфей», наконец, стал звучать как настоящее радио. Когда я приходила сюда, я не хотела ничего менять, учитывая, что «Орфей» был признанной радиостанцией, имел большую аудиторию. Но «Орфей» вещал в Москве на УКВ-частоте. С этим нужно было что-то делать. Мы получили вещание в ФМ-диапазоне. В этом диапазоне надо было менять сетку вещания. На ФМ-частоте, к сожалению, нельзя давать длинные произведения. ФМ-вещание — это короткий формат и быстрая смена настроения. Поэтому мы перепрограммировались. Когда мы это сделали, то сразу возникли новые идеи. Мы многое пробовали — разные жанры — от полуторачасовых программ до трехминутных. Меломаны обвиняют нас в том, что мы не даем целиком крупную форму, больших полотен. И мы тоже понимаем, что такие «полотна» должны быть в эфире. Нашелся выход — интернет. Туда мы выкладываем наши «запасники» — как все ведущие мировые музеи.
На Западе есть интернет-канал «Моцарт». Для очень узкой аудитории. Там можно послушать «Реквием» в 150 интерпретациях. У вас есть что-то подобное?
Ирина Герасимова: У нас 15 цифровых каналов, которые мы отпрограммировали так, что любители симфонической музыки могут слушать только симфоническую музыку. Любители клавирной музыки могут слушать клавир, вокал и т.д. Классика — это бездонный океан. Изучая ее, невольно касаешься поэзии, изобразительного искусства, скульптуры, архитектуры. В интернете мы рассказываем, почему эта музыка родилась, кто и как ее исполнял, где она звучала. От истории сочинений до истории исполнителей. У нас есть, к примеру, программа «Бесценные сцены» — это рассказ о театрах, в которых звучит великая музыка мира.
То есть сторонникам академического подхода нужно идти в интернет?
Ирина Герасимова: Я могу часами слушать музыку и даже упражнения в виде этюдов Карла Черни — композитора ХVIII века. Но я профессиональный музыкант, а у нас в стране огромный разрыв между массовым слушателем и профессионалом. Мы понимаем тех, кому не хватает количества сложных и оригинальных произведений в нашем эфире. Но при этом мы не можем не замечать массового слушателя. Если мы будем сложными, непонятными, мы аудиторию отпугнем. Тогда нам нужно будет делать радио для специалистов, а мы — средство массовой информации.
Мне кажется, что интерес к классической музыке сейчас возрождается — классические концерты для самых маленьких, классика звучит на фестивалях, на площадях.
Ирина Герасимова: Люди привыкли к обилию популярной музыки, которую можно услышать везде. Надо учитывать, что в 90-е годы был большой перерыв в академическом музыкальном образовании. Перерыв сказался на том поколении, которое сейчас не хочет слушать классику, потому что они никогда ее не изучали и не слушали. Но подрастает поколение, которое родители водят на концерты классической музыки. Кто заполняет концертные залы? В том числе педагоги школ, родители, дети, которые не боятся классики. Они уже будут воспитывать своих детей по-другому. Это будут две разные аудитории. Вообще наша миссия — заинтересовать красивой и простой музыкой и сделать так, чтобы человек захотел пойти в концертный зал и услышать музыку сложную. Интерес к классике переживает ренессанс еще и потому, что появились популярные музыканты — Денис Мацуев, Анна Нетребко, Валерий Гергиев и другие. Их модно слушать, за ними модно следить в соцсетях.
Будет ли возрождаться большой формат «Концертный зал радио «Орфей»?
Ирина Герасимова: У нас долго держался этот формат. Каждый вечер в семь часов, когда открываются концертные залы, человек дома или в машине мог «посетить» его по радио. Мы давали записи или даже прямые трансляции. Но семь часов — это час-пик, в дороге в машине невозможно слушать весь концерт целиком. Мы сдвинули программу на восемь, потом на десять часов. Не пошло. Мы стали терять слушателя. Теперь мы выбрали другое время — суббота, четыре часа дня — в это время человек свободен и может посвятить пару часов классике. Из больших «полотен» у нас остались спецпроекты, когда мы делаем трансляцию с конкурсов или фестивалей. В эти дни обычную сетку вещания меняем.
Кроме собственно радио, у вас есть сайт, интернет-приложение, Telegram-канал, тик-ток, а теперь еще и будет свой телеканал.
Ирина Герасимова: Это не телеканал. Это видеотека, витрина, большая платформа, где можно будет увидеть классический контент класса премиум. Запуск планируется в сентябре. Также на этой платформе будут размещены ноты, которые на данный момент разрешены к публичному доступу. Мы же обладатели уникальной нотной библиотеки, которая досталась нам в наследство от Гостелерадио.
Какие раритеты хранятся в вашем архиве?
Ирина Герасимова: Архив нот формировался с 1928 года. Композиторы и их потомки отдавали в дар целые нотные библиотеки. Когда появилось Всесоюзное радио, это была целенаправленная работа по сохранению нот. Это не совсем библиотека, скорее, это наш архив. У нас лежат, например, ноты Прокофьева для радиоспектаклей, которые никогда не исполнялись. У нас есть Бабаджанян, Таривердиев, Хачатурян, Пахмутова. Много композиторов-авангардистов начала ХХ века. Кстати, мы сделали несколько проектов, посвященных Александру Мосолову и Леониду Половинкину, готовим проект с неизвестными именами — Алексеем Животовым и Владимиром Дешевовым. «Орфей» оцифровывает, реставрирует ноты из своего архива и открывает эту музыку нашим слушателям.
«Телевизор классики», который был запущен в пандемию, это была репетиция телепроекта?
Ирина Герасимова: Да, мы очень хотели, чтобы люди, которые сидели дома, могли посмотреть спектакли Большого театра, Мариинки или региональных партнеров, например, из Томска и Екатеринбурга. У нас было 126 показов и невероятное количество просмотров — десять тысяч часов.
Каков условный портрет вашего слушателя?
Ирина Герасимова: 90% слушателей — люди с высшим образованием. Причем наблюдается прирост слушателей от 20 до 40 лет. Мы не замахиваемся на первую десятку по популярности. Это невозможно с нашим нишевым форматом. У нас все-таки музыкальный бутик: не каждый зайдет. Но ежедневная аудитория в Москве, к примеру, (именно радио) — 1,8% от всего населения в возрасте 12+. Для радиостанции классической музыки — это очень хорошо. А ежемесячная аудитория сайта составляет 559 тысяч человек.
Знаменитый симфонический оркестр «Орфея» в основном создает контент для вещания?
Ирина Герасимова: В том числе. Он создает контент под наш заказ, к какой-то дате, например. Также концертирует во всех больших залах Москвы — «Зарядье», Большой зал Консерватории, Дом музыки. Гастролирует. Кроме того, наши оркестры и хоры исполняют и записывают музыку молодых композиторов, что является во всем мире миссией оркестров радио.
Что сейчас сочиняют современные композиторы? И звучит ли эта музыка в эфире?
Ирина Герасимова: Да, звучит. Пишут, как и раньше — симфонии, оперы, кантаты, хоровые произведения, камерные произведения. «Орфей» — соучредитель конкурса молодых исполнителей, поэтому мы просматриваем много новых партитур. Бывают необычные произведения. Однажды для записи понадобилась особая пила. Современные композиторы не пишут что-то безумно сложное, без мелодии. Это миф. Сейчас успокоились авангардисты. Произведения композиторов нового поколения слушаются легко.
Что дает радиостанции участие в Европейском вещательном союзе?
Ирина Герасимова: Возможность обмениваться контентом. У союза есть еврорадио — огромный сервер, куда участники складывают все лучшее с очищенными правами. Мы берем это бесплатно и транслируем для наших слушателей: Люцернский фестиваль, Зальцбургский, Вербье, оперы, концерты. И что самое ценное — на этом сервере присутствуют наши самые лучшие музыкальные проекты: Транссибирский арт-фестиваль, Пасхальный фестиваль, духовные произведения. За год радиостанции забирают более 100 часов этого контента. И это не только Европа, но и Япония, Австралия, Аргентина — ассоциированные члены вещательного союза. Они интересуются нашей классикой. Это очень воодушевляет.
В Европе классических радиостанций больше, чем у нас?
Ирина Герасимова: По части академического жанра больше всего радиостанций в Германии. Там в каждой земле по несколько радиостанций. Много радиостанций, связанных с классикой, в Великобритании. У них немного другое программирование. Есть направление коммерческого академического звучания — радиостанции с самыми известными или с очень короткими мелодиями плюс много рекламы. А есть общественные радиостанции — ВВС3, Deutsche Welle, France Music с культурологическим форматом. Они вещают на большие территории. Мы, конечно, не коммерческий формат. Но дрейфуем в сторону доступности классики для всех.
Ирина Герасимова окончила музыкальную школу им. Гнесиных и Горьковскую государственную консерваторию им. М.И.Глинки по классу фортепиано. Работала на российском телевидении и радиостанциях «Юность», «Радио России — Ностальжи», «Маяк». С 2005 года — генеральный директор — художественный руководитель Российского государственного музыкального телерадиоцентра, в который входит радио «Орфей», а также Симфонический оркестр радио «Орфей», Оркестр имени Силантьева, Академический большой хор «Мастера хорового пения» и Академический хор русской песни.

Новости OnAir.ru