Юлия Голубева: «Я пришла к менеджменту Игоря Крутого и сказала: «Вы открываете радиостанцию? Я про радио знаю всё — берите меня!». В этом году Love Radio исполняется 20 лет. Мы поговорили с Юлией Голубевой, которая всё это время стоит во главе радиостанции .


В этом году Love Radio исполняется 20 лет. Всё это время во главе радиостанции стоит Юлия Голубева, которая сегодня считается одной из самых успешных женщин-управленцев среди медиабоссов и одной из немногих женщин в этой области. Безупречная бизнес-репутация — не самая главная заслуга Юлии, ведь она еще и мама троих детей! О том, из чего слагается успех, сколько у нее телефонов и готовит ли она завтраки детям, — в интервью ОK!
Юлия, сегодня вы генеральный директор Krutoy Media. Расскажите, с чего всё началось. Love Radio выбрало вас или вы его? Эта история про любовь?
И про любовь тоже. На первый взгляд звучит излишне романтично, но это именно так. Любовь к жизни, к музыке, молодость, безграничные перспективы придавали сил и уверенности в том, что всё получится замечательно, потому что по-другому и быть не может. В конце 90-х я работала ведущей на радиостанции «Европа Плюс», была звездой прайм-тайма. Параллельно вела мероприятия, работала моделью, была телеведущей на каналах ТВЦ, «Культура», НТВ-Плюс Музыка. На ТВЦ я вела программу «Луна-парк-шоу» — это был проект компании Игоря Крутого «АРС». И однажды, придя в офис «АРС», я случайно узнала, что Игорь Яковлевич собирается запускать новую радиостанцию. А мне всегда хотелось чего-то большего, чем просто говорить в микрофон. Я пришла к менеджменту Игоря Крутого и сказала: «Вы открываете радиостанцию? Я про радио знаю всё — берите меня!» Это произвело на них впечатление, в меня поверили, и мы вместе начали готовить к запуску проект Love Radio.
Сегодня вам наверняка кажется, что только в определенном возрасте можно так легко ввязаться в новый проект и взять на себя огромную ответственность.
Да, 20 лет назад, когда мы только запускали проект, мне казалось море по колено, не было ни капли сомнений в том, что всё получится. Все грабли, на которые пришлось наступить, были гораздо позже, а в тот момент об этом не думалось. В то же время я не ждала, что всё будет легко. Была готовность много трудиться, узнавать новое, разбираться во всем — в финансовых, технических, юридических вопросах. Конечно, поначалу я рассуждала примерно так: мы отберем песни для эфира, построим студию, нарисуем логотип, и хорошо. Как только мы это всё реализовали, сразу появилось понимание, что предстоит сделать еще очень многое.
Если на вашем примере попробовать вычислить формулу успеха, из чего вы сложите? Допустим, пять слагаемых успеха.
Сложно сказать, сколько именно слагаемых успеха — пять, три, может быть, одно. Безусловно, это ответственность, везение, профессионализм, искренность, влюбленность в свое дело. Должен быть и неподдельный, настоящий интерес к делу, к музыке в нашем случае, и, конечно же, к людям. Ведь всё, что мы делаем, — для людей. Если слушателям это нравится, значит, мы на верном пути. Еще одно слагаемое успеха — доверие тем, кто меня окружает, помогает мне каждый день решать разные задачи и достигать результатов. Кроме того, нужно не искать от добра добра и ценить то, что имеешь. Это и есть та точка роста, та платформа, на которой можно дальше развиваться. Сейчас мы твердо стоим на ногах: и я лично, и наша компания в целом. Это, с одной стороны, позволяет нам расти, а с другой — обеспечивает достаточно высокий иммунитет ко всем вызовам, которые могут встретиться на пути. За 20 лет мы прошли через многое и научились находить правильные решения в разных ситуациях.
Каким руководителем вы себя считаете?
Думаю, что я хороший руководитель. (Улыбается.) Я трудолюбивая, разбираюсь в бизнес-процессах, стараюсь мыслить стратегически, на несколько шагов вперед, и ставлю соответствующие задачи. Стремлюсь достигать лучших результатов, и, как мне кажется, у меня это получается.
Вы в первую очередь отметили трудолюбие. Это значит, что все в вашей команде должны быть похожи на вас?
В этом нет никакой необходимости. Есть классные сотрудники, которые отличаются меньшим трудолюбием, — ничего страшного. Они, например, могут быть более талантливыми, чем я.
Креативными?
Да, более креативными и смелыми, умеющими быстро шутить, оперативно реагировать в каких-то ситуациях.
В команде еще есть те, кто работает с основания или хотя бы половину этого срока? Это важно вообще, когда в коллективе есть старожилы?
В нашем случае это очень и очень важно. Мощный костяк команды — это люди, которые пришли сюда более десяти лет назад. Более того, порядка десяти сотрудников работают в компании с первого дня, что действительно здорово. Конечно же, это настоящие профессионалы. Они понимают меня с полуслова, с полувзгляда и относятся к этому отрезку жизни так же, как и я. Роль старожилов особенно важна, когда компания развивается, в коллектив приходят новые сотрудники — то самое поколение 90-х, абсолютно другое. Это люди, которым сейчас 20–30 лет, и они только начинают свой профессиональный путь. Именно молодые сотрудники, «свежая кровь», привносят в компанию то, что ей нужно именно сейчас, а присутствие в коллективе «старичков» позволяет не размывать ценности и сохранять корпоративную культуру.
Есть ли у вас какая-то командная история — тимбилдинги, совместные выезды, капустники?
Да, конечно. Корпоративная культура — важный инструмент в работе компании. Мы даже собирались в ближайшее время все вместе играть в «Квиз, плиз!», но отменили мероприятие в соответствии с принимаемыми мерами в связи с коронавирусной инфекцией. Мы организуем и совместные выезды, проводим ежемесячные собрания коллектива, где все могут пообщаться в неформальной обстановке. Мы поздравляем с днем рождения именинников, отмечаем годовщины работы в компании. Ежегодно вручаем премию лучшим сотрудникам компании в разных номинациях, где члены жюри — собственно, все сотрудники. Я знаю, что многие компании переняли у нас эту традицию.
Юлия, вы, помимо того что управляете большой компанией, еще и мама троих детей. Говорят, на работу после рождения третьего ребенка вы вышли чуть ли не через неделю.
Даже не через неделю, а сразу. Я и в коридоре роддома в ожидании, можно сказать, работала и была на связи. Мне было так комфортно, я отвлекалась.
Детьми занимается няня?
Нет, когда дети были маленькими, мне очень помогали мои родители. Сейчас дети выросли. Я убеждена, что уделяю им достаточно времени. Бывает даже, что в выходные кто-то из них может мне сказать: «Мама, я хочу побыть один!» (Смеется.) Как-то в одном из женских журналов я увидела высказывание на тему воспитания детей, и оно очень легло мне на душу: «Детям нужна счастливая и успешная мама, пусть на два часа в день, а не постоянно задерганная и уставшая». Я тогда прочитала это и нашла себе оправдание. (Смеется.)
У вас один телефон?
У меня два телефона: один — для личных дел и заграничных поездок, а второй — для деловых вопросов. Он звонит почти всё время, поэтому на нем всегда выключен звук, и я периодически проверяю звонки и сообщения.
Когда к вам пришло понимание, что есть сообщения, письма и люди, которым можно не отвечать?
Очень хороший вопрос, и у меня есть на него ответ. Несколько лет назад я летела восемь часов через Атлантику. Когда самолет приземлился, я обнаружила у себя просто невероятное количество писем в почте. Были какие-то проблемы с интернетом, и я не сразу ответила на все сообщения. Позже я взяла и разобрала почту, на все письма, как мне казалось, ответила, задала встречные вопросы. В Москве тем временем была ночь, и мне никто не отвечал. (Смеется.) И ничего не перевернулось. Тогда и пришло это понимание. А вообще я стараюсь не писать сотрудникам в выходные. Я знаю, что у меня мозаичное мышление, и, если в голову пришла какая-то мысль, ее лучше сразу поймать. И в выходные я могу написать письма сотрудникам, сохранить в черновиках, а отправить уже в понедельник. Это и не раздражает людей, и более эффективно.
Если вы в отпуске, рабочий телефон остается дома?
Нет-нет, конечно, он со мной.
Как семья на это реагирует? Нет такого: «Мама, убери телефон»?
Если это какой-то очень важный звонок, я, конечно, отвечу. Это нормально. Я начинаю день с того, что проверяю почту. Такую зависимость от гаджетов считаю адекватной. Это не мешает мне, а, наоборот, облегчает жизнь. Я вообще не понимаю, как мы раньше жили без смартфонов. Как раз благодаря развитию технологий, появлению мессенджеров, электронной системы документооборота сейчас я могу позволить себе пойти в отпуск на несколько недель. В нулевых это было невозможно, мое присутствие было действительно необходимым. Иными словами, моя зависимость от смартфонов не является болезненной, как у современного поколения. Их инстаграм-зависимость гораздо более серьезная. Социальные сети замещают молодым людям всё.
А в семье вы руководитель?
Я стараюсь этим не злоупотреблять. Но и дискуссии из серии, что мы будем сегодня на ужин, не поддерживаю. Если уж я готовлю что-то, это будет то, что я считаю нужным.
Вы готовите ужин?
Да, я готовлю ужины, по выходным — даже обеды, а завтраки — каждый день. Но я не занимаюсь выяснением: «А ты что хочешь? А ты?» Для всех сюрприз, будут сегодня сэндвичи или, к примеру, омлет. Дети могут попросить сделать им вафли, и я приму это к сведению, но вряд ли начну их сразу готовить. Командую ли я? В этом смысле считается ли, что я руководитель? Наверное, нет.
Управление большим коллективом не накладывает отпечаток? Интонации могут быть не в форме просьбы…
Опыт руководства большим коллективом научил меня делегировать задачи и в целом многим вещам, которые помогают в быту. А именно быт, как правило, становится причиной большинства конфликтов в семье. Мой опыт воспитания троих детей показывает, что половина проблем — и не проблемы вовсе.
А вообще, вы заметили, что, когда очень мало времени, то концентрируешься на особо важных вещах — а их не так много, как кажется?
Да! Если говорить про семью, то порой лучше отложить всё лишнее и просто сказать: «Давайте возьмем пакет мандаринов, будем смотреть «Юного Шелдона» все вместе и смеяться».
Как ваш супруг относится к тому, что вы биг босс? Обычно мужчин это немножко задевает.
Нет, в нашем случае не так. Муж меня поддерживает. Я ему многое рассказываю, и он мне помогает — оказывает психологическую поддержку и всегда дает понять: что бы ни происходило, дома меня всегда любят и ждут.
Сколько лет вы вместе?
Официально — 18, а так знакомы мы были раньше.
Серьезный семейный стаж.
Как и в бизнесе, в семейных отношениях, понятно, бывали разные ситуации. Но от добра добра искать не нужно. И не потому, что «ну хоть такое, зато свое», а потому, что у меня классное добро! (Смеется.) И я не хочу другого. В учебниках по саморазвитию пишут, что нужно менять род деятельности каждые три года, но это для того, чтобы найти себя, попробовать всё. Мне просто повезло, что я нашла себя раньше и в то же время сумела это оценить, что вот оно, то самое, и есть.

Новости OnAir.ru